подробности

No Image



11. Взаимоотношения между маленькими братьями и сестрами (сиблинги)

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Представьте себе, что бы вы чувствовали, если бы правительство вдруг объявило о проведении странной лотереи. Вы вытягиваете номер из барабана, и после этого обладатель билета под этим номером приходит к вам, чтобы разделить с вами жилище, доходы, пищу и семью на всю жизнь. У вас нет возможности отказаться, нет способа, который мог бы заранее предопределить номер, который вы вытянете. Думаю, все это покажется вам похожим на ужасный сон. И, тем не менее, многие из нас такое испытали: это происходит с рождением крохотного братишки или сестренки.
Появление нового ребенка в семье — ответственнейшее событие. Описываемая здесь история происходит в более поздний период, когда родившаяся девочка уже больше не маленький ребенок. Она уже подросла и может играть со своей сестренкой; она стала достаточно взрослой, чтобы выяснять с ней отношения в драке.
Большинство братьев и сестер дерутся довольно часто и с большим азартом. Они борются за пространство, вещи, родительскую любовь и внимание, и т.д. Они могут быть абсолютно разными как личности и, тем не менее, вынуждены жить вместе и находиться в более тесных отношениях, чем простая дружба. И как бы они ни старались, от этих отношений им не уйти. Неудивительно поэтому, что в таком случае конфликты — явление обычное.
Их преодоление требует времени и усилий со стороны самих братьев и сестер, а также поддержки и понимания родителей. Последние часто оказывают сильное давление на детей, настаивая на их непременной любви друг к другу и отказываясь признавать и принимать в расчет какие-либо иные эмоции: “Она же твоя сестра”... “Ведь он твой единственный  брат”... и т.д. Реакция же ребенка на это может быть: “Лучше бы у меня их вовсе не было”.
Братьев и сестер не выбирают. Если повезет, вашим братом или сестрой может стать человек, которого бы вы хотели иметь своим другом. Но часто бывает совсем наоборот. Даже если братья и сестры очень общительны по природе, все равно в их отношениях сохраняются такие качества, как соревновательность, зависть и соперничество. А если они менее дружелюбны друг к другу, ситуация еще более чревата раздорами.
Естественно, временами братья и сестры испытывают по отношению друг к другу чувства злости, ненависти и недовольства. Утверждение, что это не так, не соответствует действительности.  Враждебность просто загоняется “в подполье”, где подогревается и отягощается дополнительным бременем неприязни и обиды, усугубляется чувством своей непонятости и, возможно, сознанием вины или страхом по поводу накала своих “запрещенных” чувств. Нередко дурные, злые чувства уходят в “подполье” вместе с искренними, добрыми чувствами. Вместо этого может появиться нечто похожее на вооруженный нейтралитет, вежливую враждебность или явно наиграннаую ласковость.
Признайте за аксиому тот факт, что иногда ваши дети могут питать друг к другу явно выраженные негативные чувства... Необходимо направить их “злую энергию” в нужное русло. Если ваши дети, например, обычно выражают свою взаимную неприязнь потасовками, постарайтесь убедить их заменить кулаки на слова. А если они осыпают друг друга бранными словами, посоветуйте им завести “Жалобный лист” и записывать в нем эти слова, вместо того, чтобы выкрикивать их истошным голосом. Научите их взбивать подушки вместо того, чтобы дубасить друг друга. Пусть они лучше дадут выход злости, выводя гневные каракули на бумаге, и гоняя мяч по двору и т.д. Нередко добрые чувства могут быть спонтанно выражены только после того, как уйдут чувства дурные.
Существует несколько способов, применяя которые родители могут помочь своим детям в их сложных отношениях друг с другом.
Они могут признать, что каждый их ребенок по-своему уникален, уважать его потребность в своем личном, индивидуальном пространстве и вещах. Личные вещи важны для детей; они составляют часть их ощущения своей индивидуальности, и если их братья или сестры постоянно берут эти вещи или портят их — это их сильно огорчает. Вряд ли вам понравится, если ваш сосед будет постоянно пользоваться вашей машиной, забывая поставить ее на место или выключить передние фары на ночь. Требуйте, чтобы дети просили разрешения друг у друга прежде, чем одолжить какую-либо вещь или поиграть с ней. Это освобождает ее владельца от постоянной угрозы непрошенного вторжения или ограбления.
Детям необходимо знать, что их любят и ценят как индивидуальностей. Им абсолютно необходимо знать и чувствовать, что к каждому из них относятся справедливо. Справедливо не обязательно означает одинаково. В разные периоды у детей возникают разные потребности; сосредоточьте внимание на нуждах одного ребенка в подходящее время. Например, одному из них понадобится новое платье для какой-то вечеринки. Это не должно означать, что другой ребенок также должен получить новую одежду. Несколько позже этому другому ребенку может понадобиться новая теннисная ракетка. На этот раз подарок получит он, а не первый ребенок. Старайтесь учитывать личные потребности каждого ребенка, исходя из его индивидуальности.
В большинстве случаев родителям следует избегать роли судьи или арбитра в стычках между детьми. Часто они затеваются, чтобы привлечь ваше внимание. Если вы клюнете на это, образуется треугольник, а, как известно, треугольники — весьма трудно разрешимая вещь. Вместо этого, когда возникают конфликты, рекомендуется ознакомить своих детей с техникой их разрешения. Во время горячего спора многие из нас считают, что наш оппонент не расслышал нашего аргумента или не понял его сути. Мы думаем, что если мы ее выскажем достаточно громко, напористо и многократно, это “исправит” его глухоту. Однако это совсем не так: оппонент бывает настолько поглощен подготовкой к обороне против нашей предполагаемой атаки, что просто не в состоянии нас слушать. Если же мы чувствуем, что нас услышали, то уже не испытываем такой необходимости прибегать к крику. Прежде всего необходимо дать каждому ребенку возможность высказать свою жалобу или обиду, в то время как другой ребенок слушает. Далее, пусть каждый ребенок, участвующий в конфликте, кратко изложит мнение или точку зрения своего оппонента, чтобы убедиться, что он все слышал и понял.
После того, как каждая “враждующая сторона” изложит в сжатом виде то, что говорил его обидчик или оппонент, пусть они укажут на суть конфликта. Например: “У нас только одна такая игра, а мы оба хотим поиграть в нее”.
Затем попросите детей составить перечень возможных путей и способов разрешения конфликта, подчеркнув при этом, что ни один из них не будет играть в эту игру до тех пор, пока оба не придут к согласию.
Если такое согласие не будет достигнуто, выносите проблему на “семейный совет” — совещание, на котором присутствуют все члены семьи и каждый из них принимает активное, заинтересованное участие в совместной выработке выполнимого, реально достижимого компромисса.
Хотя взаимоотношения между детьми в семье действительно содержат зерна деструктивных эмоций, они могут также научить детей преодолевать различные жизненные неурядицы, препятствия и негативные моменты, в том числе, потери, драки и зависть, и стать сильнее в результате их преодоления.


История про Энни
Энни была маленькой девочкой, которая жила в коричневом кирпичном доме вместе с мамой, папой и большой черной собакой. В этом доме жило еще одно существо — маленькая сестренка Энни, которую звали Синтия.
В данный  момент Энни желала, чтобы Синтия не жила в этом доме, чтобы ее вообще не было. Она желала, чтобы Синтия стала маленькой игрушечной собачонкой, на которую вот-вот кто-нибудь наступит, или жабой, настолько противной, что, увидев ее, люди визжали бы от омерзения и убегали бы от нее прочь, или куском льда, лежащим на тротуаре в жаркий-прежаркий день...
... У Энни уже иссякла вся фантазия. Казалось, не осталось ни одного гадкого существа или непотребного предмета, которые она не хотела бы сделать прототипом Синтии. Увидев сестру, она нахмурилась.
“Это нечестно, — сказала Синтия. — Сейчас моя очередь играть с Бобо”. Она потянулась к игрушечному зайчику и схватила его.
“Нет!” — грозно и твердо возразила Энни и отняла игрушку у Синтии.
“Да!” — закричала Синтия.
“Нет!” — завопила Энни.
“Да!”
“Нет!”
“Дети, — раздался голос их мамы, которая только что подошла к двери, закрыв уши руками. — “Почему вы учинили такой ужасный галдеж в этом доме? Люди, живущие за многие километры отсюда, буквально обрывают телефон и спрашивают, что стряслось? По всему городу кошки и собаки попрятались под кровати. Кто-то даже  позвонил в местный телецентр и сказал, что началась третья мировая война. Что же такое могло произойти?”
Энни слегка улыбнулась.
Синтия хихикнула.
“Я не могу себе представить, что же это могло быть”, — продолжала удивляться мама.
“Это все мы”, — сказала Энни.
“Мы дрались”, — пояснила Синтия.
“Из-за чего же была драка?” — спросила мама.
Синтия указала на Бобо. “Энни не дает мне поиграть с ним”.
“Она пыталась вырвать его у меня, а я еще с ним не наигралась”, — объяснила Энни.
“Энни — жадина! — сказала Синтия. — Я ее ненавижу”.
“Синтия — дура! —  отомстила ей Энни. — Я ее ненавижу”.
“Похоже на то, что вы крепко злы друг на друга”, — сказала их мама.
“Еще бы, — сказала Синтия и скорчила рожицу Энни. — Свинюшка!”
“Ползучка противная!” — огрызнулась Энни и тоже скорчила рожицу в ответ.
“Я думаю, пора бы поостыть на минуточку, — сказала мама. — Пойдемте со мной в большую комнату и посидим там. Я расскажу вам кое-что интересное”.
Энни направилась вслед за мамой в большую комнату. Синтия вышагивала следом. Энни была уверена, что Синтия строит рожи за ее спиной.
Мама поудобнее уселась на кушетку между двумя девочками. “Давным-давно, — начала она, — жила-была маленькая девочка, которую звали Эндреа. Эндреа жила в коричневом кирпичном доме вместе с мамой, папой и большой черной собакой. В том же доме жила еще одна особа. Это была Селия, сестра Эндреа. Эндреа любила свой дом, но ей не нравилось жить вместе с Селией. Когда Эндреа играла  в какую-нибудь игру, Селия приходила и мешала ей. Если Селии хотелось поиграть с какой-нибудь игрушкой Эндреа, она просто брала ее и все. Более того, иногда она ее даже ломала. Селия   всегда хотела, чтобы все было так, как она хочет. Селия обзывала Эндреа всякими прозвищами и говорила ей гадости. Иногда Селия щипала  или толкала Эндреа, или говорила ей гадкие вещи, и дело доходило до драки. Часто Эндреа доставалось за то, что сделала Селия. Это просто бесило Эндреа. Но хуже всего было то, что когда Эндреа просто хотела побыть вместе с мамой и папой, Селия всегда была тут как тут. А хуже всего было то, что Эндреа знала, что где-то в глубине души мама и папа действительно любили Селию больше, чем Эндреа. Ведь Селия никогда их так не раздражала, как Эндреа. Они были мягче и добрее к Селии, чем к Эндреа. И они уделяли Селии гораздо больше внимания, чем Эндреа. Родители смотрели сквозь пальцы на многие штучки Селии, которые они никогда не простили бы Эндреа. Когда Эндреа думала об этом, все начинало в ней кипеть. Это было несправедливо. Да, это было совершенно несправедливо!”
Мама Энни остановилась на минутку. Энни и Синтия слушали ее с вниманием.
“Я бы хотела познакомиться с Эндреа, — сказала Энни. — У нас было бы о чем поговорить. Мы так с ней похожи!”
“Еще чего! — вскипела Синтия. — Нет, мы с ней похожи!”
Энни злобно взглянула на нее. “Но если она такая, как я, она не может быть такой как ты”.
“Она точно такая же, как я, — сказала Синтия. — Я испытываю то же, что и она, по отношению к своей сестре”.
“Это я испытываю то же, что и она, по отношению к своей сестре”, — сказала Энни.
Они уставились друг на друга в полном недоумении.
“Странно”, — сказала Энни.
“Я никогда не знала, что ты чувствуешь то же, что и я”, — сказала Синтия.
“И я никогда этого не знала”, — согласилась Энни.
Они посмотрели друг на друга внимательней.
“Девочки, — обратилась к ним мама, — вы хотите дослушать рассказ до конца?”
“Конечно”, — сказала Энни.
Синтия кивнула головой.
“Однажды, — продолжала мама, — Эндреа играла со своей любимой игрушкой Доузи. Это был набитый опилками игрушечный щенок с длинными висячими ушами. Селия сидела в комнате и смотрела, как Эндреа играла.
“Послушай, — обратилась Селия к сестре. — Ты играешь с Доузи целую вечность. Я тоже хочу с ним поиграть. Теперь моя очередь”.
“Нет, я буду играть с Доузи”, — парировала Эндреа.
“Это не честно! — возмутилась Селия. — Я хочу играть с Доузи”.
“Ничего не выйдет!” — заупрямилась Эндреа.
“Выйдет!” — настаивала Селия и схватила Доузи.
“Отдай, шмакодявка”. И Эндреа выхватила игрушку.
“Я хочу с ним играть! — продолжала настаивать Селия. — Ты — большая подлая свинья!” И она расплакалась.
Вдруг в проеме двери появилась их мать. “Девочки! Девочки! — воскликнула она. — Что здесь происходит? Никогда в жизни я не слышала такого шума!”
Селия указала пальцем на Доузи: “Эндреа не дает мне поиграть с ним. Это нечестно!”
“Она пыталась выхватить его у меня, — пожаловалась Эндреа. — Я еще не наигралась с ним. Это несправедливо!”
“Ну, знаете, — сказала мама, — я вижу, вы просто обезумели от злости друг на друга. Выходит, что вам обеим захотелось поиграть с Доузи в одно и то же время, и в этом весь вопрос”.
Эндреа и Селия согласно кивнули головами.
“Но, — продолжала мама, — я уверена, что эту проблему вы можете разрешить.  Подождите минуточку, я должна сходить в другую комнату и взять там кое-что”.
Девочки переглянулись. Что же такое мама собирается там взять?
Мама вернулась буквально через минуту.
“Вот, возьмите, — сказала она, протягивая девочкам большой блокнот и карандаш. — Я бы хотела, чтобы вы сели и записали здесь семь способов разрешения вашей проблемы. И это должны быть способы, приемлемые для вас обеих. Когда вы их запишете, позовите  меня. Я буду в соседней комнате. С Доузи, — добавила она, прихватив с собой игрушечного щенка и направляясь к двери. — Безумно интересно посмотреть, с чем вы обе появитесь. Не сомневаюсь, что это будет что-то сногсшибательное!
Эндреа и Селия переглянулись.
“Я думаю, нам  лучше это сделать!” — сказала Эндреа.
“Я тоже так думаю, — согласилась Селия. — Иначе никто из нас уже не поиграет с Доузи”.
И они начали думать.
“Я знаю, — сказала Эндреа, — мы установим правило, говорящее о том, что Доузи — моя  игрушка, и никто другой не может к нему прикасаться!”
“Нет! — вспыхнула Селия. — Это несправедливо. Я никогда с этим не соглашусь, а мама сказала, что мы обе должны быть согласны!”
“Ладно, — уступила Эндреа, — Тогда мы это не будем записывать”.
“У меня  есть идея, — сказала Селия. — Мы можем разрезать Доузи пополам, и каждая из нас получит по половинке”.
Эндреа сморщила нос, но все же записала это предложение под номером 1.
“У меня есть другая хорошая идея, — сказала Селия. — Мы можем попросить маму купить нам еще одного Доузи, и тогда у каждой из нас будет по такой игрушке!”
“Мне нравится это предложение, — сказала Энни, — но я  не думаю, что мама сделает это”.
“Все равно, давай это запишем”, — сказала Селия.
Эндреа записала это предложение, поставив рядом с ним цифру 2. “Теперь нам осталось придумать еще пять”, — сказала она и, подумав немного, добавила: “У меня есть еще одна идея. Мы напустим на Доузи какое-нибудь вонючее заклятие, и тогда никто из нас не захочет с ним играть”.
“А нам и не надо прибегать к такому заклятию, — мудро решила Селия. — Достаточно окунуть его в унитаз!”
Эндреа покатилась со смеху.
“Сколько у нас теперь всего получилось?” — спросила Селия.
“Три, — ответила Эндреа. — Остается еще четыре”.
“Мы могли бы поиграть в другую игру и забыть о Доузи”, — сказала Эндреа.
“Ага, — быстро согласилась Селия. — Это будет номер 4”,
“Мы могли бы играть с Доузи поочередно, — сказала Селия. — А время можно установить по специальным часам, которые стоят у мамы на кухне. Те самые, которые так громко бьют”.
“Можно сыграть в орлянку, чтобы определить, кто будет играть первым, — посоветовала Эндреа. — Если монета упадет орлом вниз, я буду играть с Доузи первой, а если вниз решкой — то ты!”
“Получается номер 5, — сказала Селия. — Нам нужно еще два”.
“Я дала бы тебе поиграть с Доузи, если ты дашь мне поиграть с твоим новым набором красок”, — сказала Эндреа.
“Сколько у нас всего выходит?” — спросила Селия.
“Шесть, — ответила Эндреа. — Остался только один”. Она задумалась на минутку. “Я придумала, — сказала она, обрадованная новой идеей. — Мы можем притвориться тоже маленькими щенками, такими  как Доузи, и тогда мы можем играть все вместе, втроем. Итак, получается семь!”
“Ура! — радостно воскликнула Селия. — Пойдем к маме и объявим!”
“Великолепно! — восхитилась мама, взглянув на список. — Теперь вам осталось только выбрать наилучший вариант, и ваша проблема будет разрешена!”
“Ловко!” — сказала Эндреа. Головы совсем еще недавно конфликтующих сторон сблизились.
Они пошептались несколько минут, а потом была поставлена финальная точка. “Мы выбрали!” — торжественно объявила Селия.
“Да, — сказала Эндреа. — Мы выбрали номер 5. Это об игре по очереди”.
“И нам понадобятся твои особые часы, чтобы отсчитывать время”, — сказала Селия. Она очень любила играть с часами.
“Ну, конечно! — ответила мама. — Знаете, я  в самом деле горжусь вами обеими.” И она крепко обняла своих дочек.
“Это был потрясный рассказ”, — сказала Энни.
“Как вы думаете, а не могли бы мы сделать то же самое?” — спросила Синтия. — Я имею в виду — составить список, включающий семь способов решения нашей проблемы”.
“Я абсолютно в этом уверена”, — сказала мама.
“Давай составим его прямо сейчас”, — загорелась Энни и, обращаясь к маме, добавила: “Дай нам, пожалуйста, пару  листочков бумаги и карандаши”.
“Сию минуту”, — ответила мама и положила перед ними бумагу с карандашами.
“Но прежде чем вы откроете свой список, — предупредила она, — вам нужно решить, в чем, по вашему мнению, суть проблемы. Ваши точки зрения могут отличаться. Вы можете изложить свое мнение относительно сути проблемы по очереди. Когда одна из вас будет это делать, другая должна слушать ее внимательно, а затем повторить сказанное, чтобы была уверенность в том, что все услышано и понято правильно. Затем вы можете это записать, открыв список, который будет включать семь способов решения проблемы”.
“Решено!” — сказала Энни. Она взяла карандаш.
“Начнем?” Синтия подмигнула сестре, и они приступили к решению своей “глобальной” проблемы.






Оставьте комментарий об этой статье, нам ВАЖНО знать Ваше мнение


No Image
No Image No Image No Image
No Image
No Image No Image
No Image No Image No Image
StudOtvet
Случайная статья

Дети подвергаются насилию не только в семье. Оно может иметь место в школах, детских домах, спортивных школах, на улице, в...
(Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / Г.В.Бурменская, Е.И.Захарова, О.А.Карабанова и др.
 Ревность... чаще всего мы применяем это понятие к супружеским отношениям, нередко считая первое неотъемлемым спутником второго: «Ревнует — значит любит».
Существует непосредственная связь между ползанием и дальнейшим развитием ребенка. Когда малыш появляется на свет, каждое полушарие его мозга работает автономно,...
Память — важнейший психологический компонент учеб­ной познавательной деятельности. Мнемическая деятель­ность на протяжении школьного возраста становится все более произвольной и осмысленной.
Одной из самых интригующих современных методик обучения детей можно считать методику Г.Домана по обучению ребенка чтению до года и формированию...
Это еще мягко сказано — «недотепа»! А «лентяй, недостойный учиться в та-а-кой школе!» — вам не приходилось слышать?И душа охвачена...
Занятие, организованное для учителей, имеет среднюю продолжительность 3 часа и состоит из трех основных этапов.Начальный этап - разминкаОн направлен на...




No Image
No Image No Image No Image
No Image  При перепечатке материалов, просьба ставить ссылочку на сайт http//:www.psihologu.info   
 
Хостинг для всех! Яндекс.Метрика Яндекс цитирования Rambler's Top100
No Image
No Image No Image No Image